sumie-art.ru объединяет художников, работающих в технике Суми-Э, и любителей восточной живописи RSS
/ Статьи /

Мировосприятие японцев

Мировосприятие японцев в контексте монохромной живописи
В чем телесность шума сосны, шелеста лепестков вишни, звона весеннего ручья или вечного молчания камней? В паре капель черной туши, кисти и белоснежной бумаге, - ответит Вам японский художник". Японская монохромная живопись поражает не только своей удивительной образностью, но и гармоничным слиянием духовной традиции и внутренних переживаний мастера с материалом, который он использует. Если отвергнуть хотя бы одну ипостась триады японской живописи "бумага-тушь-кисть", исчезнет все: внутренний смысл и зрительный образ. Этот феномен не прихоть живописной школы, а глубинная обоснованность, составляющая суть японской культуры. Что же такое японская культура? Это благотворная смесь двух религий - синто и дзен-буддизма. Для японцев религия глубоко онтологична: мир не объясняется ею, а тождественен её сущности. Мир для японца не может быть нерелигиозным, в традиции веры - каждая его деталь. В границах веры японцы рождаются, умирают, любуются цветением сакуры, упорно работают, смеются, пишут письма. Культура и вера в Японии не воспитываются, а вынимаются из самого человека, из его душевных потребностей. Наполненность традицией для японца не тяжкая обязанность, а естественное положение вещей. Может быть, именно в этом секрет гармоничной налаженности японской культуры. Каждый ее элемент как бы вынимается из Единого, одновременно оставаясь в нём. Цветок сакуры здесь, с нами, перед нашим взором, но одновременно он неразрывно связан с природным пространством своей ветки, дерева, земли, солнца и дождя. Он для нас, но в себе. Японская культура не допускает овладевания собой. Если хочешь понять ее, попади в ее глубину, ее жизненное пространство и живи в ней.
Японские художники оттачивали своё мастерство путём создания реальных образов и зрительным постижением красоты живой природы. Каталоги древних мастеров позволяли им овладеть техникой в совершенстве: несколько лет монотонного копирования гафу (канва, холст)(1) были ключом к техническому мастерству, а собственную душевную энергию и творческий порыв давала жизнь в природе, диалог с ней. Только такой способ познания мира дает его гармоничное постижение. Мир выглядит не таким, каким он должен быть, а таким, каким он сам себя представляет. Природа изначально считается высшей ступенью совершенства, поэтому никакое человеческое вмешательство, субъективный взгляд не могут достичь большего, чем она есть. В.Овчинников называет это "нетворческим методом": "не сотвори, а найди и открой".(2) Пронизанный духовностью феноменальный мир природы воздействует на ум, сердце, душу и воображение художника, призывая оторваться от рационального и привычного восприятия. При этом важно отметить роль метода дзинэн(3) - следование естественности, которой придерживались китайские и японские художники. Профессор буддийской философии Судзуки обнаруживает особенность японцев в отношении с природой "…глубокое уважении к ней. Под этим подразумевается, что мы можем подходить к природе не как к объекту, который мы собираемся покорить и произвольно заставить служить человеку, а как к другу, собрату, которому, как и нам, суждено достичь совершенства Будды".(4) Общение с природой основывается на чувстве идентичности, растворенности в ней. Природа здесь не Ты, а Я, но Я здесь не свидетельство антропоморфности мира, а способность души и разума увидеть себя в окружающем мире, осознать свою ответственность за него.
Согласно древнейшей японской религии синто, между людьми и богами нет границы. Мир синто пронизан богами, божественно все, что поражает человеческий взор, необычно, ново, исключительно. И этот лист бумаги также божественен в своей исчезающей белизне, постепенной заполняемости знаками с их божественностью. Люди - тоже боги в своей удивительности. Таким образом, в мире нет иерархии, важен каждый его элемент. Также и учение Будды вторит этому правилу: "Смотри, дивись и радуйся тому, что видишь перед собой слиянье красоты и совершенства достойнейшего восхваления"(5) Эта особенность мировосприятия отражается и на отношении японского художника к своему произведению. Он не подчиняет себе материал, а пытается найти в нем те качества, которые, увидев, может понять и прочувствовать. Беря в руки кисть, поднося ее к бумаге, он вливается в ее пространство, чувствует, как тушь пропитывает волокна. Мастер знает, что нужно бумаге - сейчас они действуют на равных.
Хотелось бы обратить внимание еще на некоторые аспекты японской культуры, оказавшие влияние на особенности монохромной живописи. Понятие недуальности мира - закон не-два, имеющее дзенские корни. Мир не допускает разделения, ведь всякое разделение - это разлучение, лишение гармонии Единого.
Определенность - это уже неподвижность, статичность, косность мира. Вселенское дыхание нарушается этой объективацией. Даже признанные неизменными и неподвижными камни в контексте японской культуры получают пластичность и одушевленность. Обратимся к знаменитому саду камней храма Рёандзи.Древний монах создал эту удивительную гармонию. Камней - 15, но с каждой точки нашего взора видно лишь 14 - один обязательно остается потаенным. Камни живут в своём мире и никогда не открываются нам полностью, оставляя за собой право на 1/15 потаенности. Сад при этом является зримым образом динамического покоя или, иначе, статичного движения Вселенной, олицетворение растворения в едином океане Пустоты. Подобное же свойство мы можем наблюдать и в монохромной живописи - там, где ты хочешь увидеть гору, её нет, но она вырастает в совершенно ином и неожиданном месте Постижение такого пейзажа всегда носит отпечаток аффекта. Нельзя быть подготовленным увидеть что-то - истина вещей должна быть экстатически пережита, прежде всего, через освобождение от представлений. При этом, чем больше количество случайностей, тем ярче рисунок выделяется из всех прочих и запоминается во всей его уникальности. Талант художника - выразить вещь в мгновенном и неповторимом проявлении. Во время работы художник обычно может делать 10-15 набросков одного и того же мотива. Но каждый из них индивидуален и самодостаточен, ибо "каждый отвечает данному неповторимому моменту времени и соответствующий ему ситуации, и потому отличен от любого другого, выражая собою данное уникальное состояние бытия мира и его восприятия"(6). В Дзене отсутствует первостепенная значимость словесных выражений истины. Акцент ставится скорее на личностном визуальном восприятии, чем на постижении сутр.
Художник, согласно доктрине дзен, в своих произведениях предаёт истину. Чтобы определить реальность, художнику нужно прочувствовать дух жизни, слиться с окружающими его вещами. Отрекаясь от собственного "Я", художник сливается с природой, как бы воплощаясь в бамбук, веточку, травинку. Считается, что только таким способом он постигает душу вещей. Согласно легенде, однажды Будда выразил свою ежедневную проповедь цветком в ладонях. Из всех собравшихся только ближайший ученик Будды Махакашьяпа воспринял знак Учителя и едва заметно улыбнулся в ответ уголками глаз. Визуальность здесь означает открытость миру, чистоту перед ним. Живое течение могут заметить лишь широко открытые глаза. При этом японец видит скорее даже не сам предмет в его форменном состоянии (пренебрежение формой - одно из основных положений дзен), а его внутреннее содержание, живой дух. Человек открывается для предмета, и предмет отвечает ему тем же.
Кейбун. Каштан.
1 Японско-русский словарь. Токио, "Кэнкюся", 2000. С. 194.
2 Овчинников В. Сакура и дуб // Роман-газета, №3. 1987. С. 12.
3 Григорьева Т.П. Японская художественная традиция М, "Искусство", 1989. С. 5.
4 Судзуки. Дзен-буддизм. Бишкек, 1993. С. 406
5 Дайсаку Икеда. Сокровенный закон жизни и смерти: беседы о "сутре лотоса". СПб., 2003. С. 344.
6 Орлов А.М. Искусство Чань и Дзэн - http://nuweb.jinr.ru/~kisel/yoga_meth/zen_art.html
Источник:

Ксения Беляева "Мировоззрение японцев в контексте монохромной живописи суми э".

Размещено по согласованию с редакции интернет издания "Проект Ахей"