sumie-art.ru объединяет художников, работающих в технике Суми-Э, и любителей восточной живописи RSS
/ Статьи /

Японская бумага Васи

Нигде, пожалуй, этот материал не занимает такого важного места, как в японской культуре. Принесенная монахом Донсе из Китая в 610 году, бумага затмила все возможные материалы: камень, бамбук, воск, дерево. Обращаясь к краткой истории коронации бумаги в Японии, мы видим ее уникальное использование в государственных целях в период Нара (710 - 794). Именно этот период считается золотым веком японской бумаги. Около 180 различных ее сортов используется в официальных нарских документах, священных буддийских писаниях.

В хэйанскую эпоху (794-1192) бумага получает аристократическую принадлежность. Император, желая избавиться от растущего влияния буддизма и стремления к власти монахов, переносит столицу в Хэйан (Киото). Культура начинает развиваться под непосредственным контролем аристократии. При дворе расцветает искусство стихосложения - умение слагать стихи и отражать их на листе бумаги становится обязательным атрибутом аристократичности. Важно, что письменный документ ценится больше, чем аналогичное устное сообщение. Бумага играет не меньшую роль, чем слова, отраженные на ней.

Период Хэйан можно назвать подлинной эрой стихосложения. Стихи умели слагать буквально все образованные люди, в частности это искусство имело прямое отношение к придворной аристократии Хэйана. В зависимости от обстоятельств, времени года варьировались её цвет и качество. Ярким примером служит послание принцу Гэндзи от юной красавицы: "Она выбрала узорчатую бумагу, которая, будучи, того же синего цвета, что и платья танцовщиц Госэти, как нельзя лучше подходила к случаю, и, нарочно изменив почерк, написала эти несколько строк изящной скорописью, с переходами в тональности туши - от густо-чёрной к тающее-бледной, еле уловимой глазом. От женщины её ранга лучшего и ожидать было невозможно"(1).

Аристократия обладала удивительным вкусом и чутьем к выявлению контекста послания. Мельчайшая деталь, вариация цвета не оставались незамеченными: "…она знала толк в таких вещах. Письмо было написано на тонкой светло-зелёной бумаге и завёрнуто в несколько листочков, умело подобранных по цвету"(2).

Знатная дама Сэй Сенагон в своих "Записках у изголовья" спрашивает себя: "Что пленяет утонченной прелестью? Письмо на тонкой бумаге зеленого цвета, привязанное к ветке весенней ивы,… письмо, завернутое в лиловую бумагу, привязанное к ветке глицинии, с которой свисают длинные гроздья цветов"(3)

Получив письмо, она оценивает вкус собеседника, его отношение к ней одним только взглядом на лист: грубая бумага может прервать переписку, утонченная - дать ей новый виток. Подобное же отношение мы можем увидеть и у Митицуна-но-хаха в "Дневнике эфемерной жизни".(4)

В японское средневековье (1192-1603) бумага становится материалом сословия воинов, обретает все большую и большую ценность. К концу XVI века она даже экспортируется в Китай и Корею, но вместе с этим растет ее раритетность в силу географических особенностей Японии, клановых войн, транспортных трудностей. Она настолько ценна и чтима, что является одним из самых ценных подарков (особенно так называемая "воробьиная бумага" и сделанная из волокон нового растения - мицумата).

40 листов бумаги являлись для того времени формой налогообложения. В дальнейшем бумага универсализируется - кроме художественного, сакрального, государственного значения приобретает и повседневное применение, обретает общемировое признание.

Производство бумаги носит почти сакральный характер. Идеальный процесс имеет очень четкие сезонные ограничения - конец ноября - начало декабря. Требуется два важных условия - холодная погоды и очень чистая вода, поэтому наиболее подходит гористая местность с быстрыми реками. Мастер должен идеально владеть всеми техниками - мельчайшее отклонение ведет к негармоничности, неправильности листа. Кроме того, ремесло это, в идеале, ручное. Руки мастера играют огромную роль.

И сейчас на японских фабриках некоторые операции делаются вручную. Настоящая бумага целиком и полностью природна - непосредственно соприкасается со многими элементами окружающего мира: холодом, палящим солнцем, бурной проточной водой. Еще в процессе своего производства бумага "видит" высокие горы, солнце, лес, она впитывает в себя миллионы образов внешнего мира, и когда художник видит перед собой пустой лист, перед ним что-то напоминающее детскую книжку-раскраску - все образы уже есть, и талант живописца - их увидеть и отразить.

По-японски бумага и божество звучат одинаково - КАМИ. Созвучие и сходство больше эмоциональное (иероглифы этих слов разные), но передают то чувство, с которым относились японцы к бумаге. Согласно синто, божества КАМИ разделены на два мира - высший и природный, земной, человеческий. Высокие леса и другие вертикальные структуры соединяют эти два мира. Для придания сакральности их оборачивали рисовыми и древесными волокнами. Иногда такие же волокна использовались для изготовления бумаги. Синтоистские священники были поражены красотой, чистотой и совершенством бумаги, ведь раньше эти качества приписывались только божественной природеСвойства бумаги - бесконечный круг разрушения и воссоздания - напоминают природный сезонный цикл и человеческую жизнь.

Примечания:

  1. Сикибу Мурасаки. Повесть о Гэндзи. М., "Наука". С. 107.
  2. Сикибу Мурасаки. Повесть о Гэндзи. М., "Наука". С. 135.
  3. Сэй Сёнагон. Записки у изголовья. М., 1883. С. 203.
  4. Митицуна-но-хаха. Дневник эфемерной жизни. СПб., 1994.

Источник:

Ксения Беляева "Мировоззрение японцев в контексте монохромной живописи суми э".

Размещено по согласованию с редакции интернет издания "Проект Ахей"